logotype
23 -July -2018 - 11:27

Тени Великой Отечественной Войны

Рассказы черных копателей

Рассказывает А. Борисов 

С Алексеем я познакомился несколько лет назад, но до сих пор не знаю ни его фамилии, ни адреса… Доподлинно известно лишь то, что он москвич, и то, что каждое лето вместе со своими товарищами Алексей выезжает на места былых боев Великой Отечественной… Появляется и исчезает Алексей неожиданно. Вот и теперь он позвонил неожиданно…
— Давай встретимся… Есть разговор, многообещающе сказал Алексей и повесил трубку.

Сразу замечу, что Алексей с товарищами не охотники за оружием, — на этот вид находок в компании Алексея наложено табу — «Оружие не брать!». Желанными же находками являются: воинская атрибутика, предметы быта: ножи, бутылки, фляги и прочая мелочь… В почете и неожиданные в местах боев находки — так, в позапрошлом году Алексей нашел в разрытом блиндаже россыпь довоенных немецких значков… Видать, потерявший их немец был завзятым коллекционером!

В этих походах по местам, так сказать, боевой славы с ним и его товарищами частенько происходят как курьезные, так и странные, а где то и страшные случаи…

Через полчаса после телефонного разговора мы уже сидели в скверике возле «Макдоналдса», что у метро «Пушкинская».
— Алексей, как вы съездили в этом году?
— Да неплохо… Снова, как и год назад, работали в Брянских лесах, в верховье реки Жиздры, где почти полтора года с зимы 1942 го по конец лета 1943 года стоял фронт…
— Были интересные находки?
— Находки у нас традиционные — наши и немецкие солдаты, навсегда оставшиеся в русской земле, и предметы их быта…
— И сколько вы откопали в этом году?
— Отрыли шестерых наших и одиннадцать немцев, причем четверых солдат вермахта в заваленном блиндаже на берегу реки Жиздры… Как бомба или снаряд попали туда, так они там все и остались. Стали мы аккуратно рыть… Почва там песчаная — работать легко. Разрыли накат, перепилили бревна и отрыли истлевшие немецкие сапоги с торчащими из них костями… Стали рыть аккуратнее… Вот тазовые кости, позвоночник, ребра… Потихоньку и остальных отрыли… Четверых… Один, видимо, был офицер — с крестом… Пока работали, потихоньку стало смеркаться… Мы оставили скелеты возле ямы, а сами расположились метрах в двухстах, на полянке… А вот ночью стало происходить черт те что! Мы народ привычный… Спать в Лесу нам не впервой… Но тут… Такого еще не было! Ночью нас разбудил дежурный — Валера. «Ребята, — говорит, — что то происходи», а что — не пойму!» Мы повскакали… Слушаем… А там, за лощиной, где мы копали, слышны немецкая речь, немецкие марши, смех, лязг гусениц… Мы, честно говоря, перепугались… Собрали, вещички и отошли к реке — это с полкилометра… Там до утра и просидели…

— Но к блиндажу то вернулись?
— Да, конечно. Утром пошли снова туда… Все на месте… Ничего не тронуто… Лежат скелетики, как мы их и оставили… Но чуть дальше прошли, а там… Танковые ямы…
— Это еще что?
— Укрытия, в которых стояли танки… И самое поразительное — свежие следы гусениц!!! Мох весь изрезан, словно только вчера здесь какие то «пантеры» ездили!
— Может, какие то местные трактористы развлекались?
— Если бы! Там до жилья ближайшего километров десять! Глухомань! Даже не знаю, что и подумать! Следы явные — ночью танки ходили… Да мы и рев двигателей слышали… Мистика!
— А с немцами то что сделали?
— Похоронили, как положено. Так в общей могиле их и зарыли… Правда, и тут не обошлось без приключений…
— Еще что то?
— Да! Мы все вообще то приучены к останкам относиться с почтением, аккуратно… Но новичок наш Константин — первый раз с нами был… Как бы это выразиться — был несколько беспечен и непочтителен к останкам…
— В чем это выражалось?
— Да он рыбак, везде с удочкой телескопической ходил… Он кости этой удочкой трогал да ногой пару раз их ворошил, хотя мы его и осаживали…
— И что?

— А то, что, когда мы вечером снова к реке возвращались, он споткнулся, что называется, на ровном месте… Удочку сломал и пальцы на ноге сильно ушиб… Причем той самой, что кости трогал! До сих пор хромает…
— Может, совпадение?
— Какие тут совпадения?! Удочкой трогал? Трогал! Сломалась! Ногой трогал? Было дело! Ногу тоже повредил… Я то сам давно понял, расплата неминуема, если это касается мертвых…
— А еще какие то подобные случаи были?
— Да… Как то опять заночевали прямо среди леса. Стемнело… Ночью заметили метрах в ста пятидесяти от стоянки странное свечение. Утром подошли к тому месту. Стали искать. Заметили верхнюю часть каски… Разрыли… Двоих нашли одного на другом… Тоже немцы… Один другого, видимо, из под огня тащил на себе, да не донес — самого убили… Вот так! Похоронили обоих…
— А что то подобное, типа лязга гусениц, раньше было?
— Нет, я восемь лет хожу, а это впервые! А вот стоны в лесу по ночам часто слышим… Это постоянно… Каждый год такое случается… И всегда где то неподалеку находим непохороненных солдат.
— Может, кажется?
— Да нет! Людей надо хоронить по человечески… А тут где солдат был убит, ранен… как упал, так до сих пор и лежит… Сколько их — и наших, и немцев по оврагам и лощинам непохороненными лежат… Вот в прошлом году овражек нашли

— там наших человек пятнадцать, а может, и более до сих пор лежат… Как их в лощине побили, так они там и остались… Да били, видать, крепко… Каски — в лепешку! Копнешь — фаланги пальцев, обломки костей, истлевшее обмундирование! А оружие — винтовочкитрехлинейки. Кругом воронки от мин… А рядом на горушке, которую им, видать, взять приказали, — груда немецких гильз, ящики из под мин валяются… И ни одной воронки! Это получается, с голыми руками на пулеметы и минометы шли! Ужас!
— Где ты научился читать «картины» боя?
— Эх… Сколько лет уже хожу по лесам — глаз наметан… Да и не один я, все вместе «читаем».
— Какие планы на будущее?
— В следующем году поедем в другие места… Куда нибудь поближе к северу… В район Нелидова, Великих Лук — там тоже бои были, дай боже! Да и места поглуше, чем под Брянском… И вообще слишком много появилось копателей! «Черные» ведь могут и убить… Им оружие надо… А у нас другие цели… Кстати, вот тебе сувенирчик! Пока!
Алексей протянул небольшой сверток и быстрым шагом направился к метро… Я развернул бумагу… В руках у меня оказалась алюминиевая солдатская пряжка с орлом и готической надписью на немецком: «С нами Бог!»…
Алексей уже скрылся в подземном переходе, и я мысленно пожелал ему удачи в этих странных, непонятных для меня поисках.

 

 

2018  ynikym.ru