logotype
22 -September -2018 - 02:27

Восприятие времени в критических состояниях при бодрствовании

Изменение течения времени

Однако не только в состоянии сна мозг прибегает к обработке информации в ускоренном темпе. Так, в 1895 году, выступая в цюрихском альпийском клубе, профессор Гейм доложил результаты проведенного им опроса ряда лиц, переживших падение в горах. В числе отмеченных им характерных ощущений заявлено об исключительной скорости мышления во время падения — от момента срыва до физической остановки тела. В эти короткие мгновения пред их мысленным взором проносилась вся жизнь.

Об упомянутом выше своеобразном восприятии говорится в сообщении бывшего офицера Федора Никитовича Филатова из города Балашова, пережившего во время Великой Отечественной войны удивительные мгновения. И снова ощущение пережито в критической ситуации — снаряд упал рядом и время словно замедлило свой неутомимый бег.

«Я четко видел (и никогда не забуду!), пишет Филатов, как таял снег вокруг раскаленной болванки, как но стальной поверхности змеились огненные Трещины, как, наконец, зловеще полыхнуло из них пламенем, как медленно начали отделяться и плавно подниматься осколки. Все это происходило бесшумно, СЛОВНО и немом кино... И тут все обрело привычный ритм ярости взметнулся столб взрыва, рявкнуло, будто доской ударило по ушам, и потерял сознание...»

Много лет занимаясь этой проблемой, я располагаю некоторым количеством интересных писем такого рода. Гак, механизатор Дмитрий Алексеевич Гладышев из Тамбовской области пишет об удивительном явлении, пережитом им в момент смертельной опасности.

Во время проведения ремонтных работ на Дмитрия Алексеевича начал падать с высоты более двух метров двигатель комбайна «Колос» (вес порядка 800 кг!). И снова время словно затормозилось. Вот как описал свои ощущения Гладышев:

«...Когда я его увидел, он был примерно сантиметрах в 50. И потом все остановилось. Я оказался внизу, а двигатель потихоньку падает а я от него сторонюсь. Вот проплывает крышка клапанов, выхлопной коллектор, проходит впритирку от моей правой ноги, потихоньку входит в снег, из под него поднимается снежная пыль...»

Из описания видна удавшаяся попытка коррекции положения корпуса рассказчика относительно «медленно» падающего на него двигателя. «Замедление» позволило Гладышеву «выскочить».

Правда, заявления такого рода о замедленном визуальном восприятии быстропротекающих процессов (взрывов снарядов, падения тел и т. п.) пока не удается истолковать рационально. Они удивительны и непостижимы, ибо, кажется, неопровержимо установлено, что глаз человека инерционен, что события, следующие одно за другим с частотой свыше 16 в секунду, зрительно воспринимаются как слитные и непрерывные Именно это свойство глаза позволяет воспринимать как нечто цельное полное движения иллюзорные, дробленые статичные кадры кинофильма либо еще более раздробленные на отдельные строки телевизионные изображения, которые синтезируются глазом в силу его инерционности, а на самом деле вообще не существуют в виде целостной картины.

Однако множественность налагающихся друг на друга и совпадающих в основных своих чертах заявлений ряда людей, не знающих друг друга, безусловно достойных доверия, не склонных к розыгрышу, нередко повествующих о пережитом с четким ощущением неловкости, сопровождающих рассказы извинениями, побуждает пас прислушиваться к заявлениям, принимать их к сведению, осмысливать и объяснять.

Итак, заявители утверждают, что в ситуациях смертельного риска им доводилось испытывать поразительно замедленное восприятие быстропротекающих процессов, позволившее в ряде случаев избежать смерти благодаря успешной коррекции положения тела, либо произвести в ограниченное время значительное количество действий, словно бы не укладывающихся в этот временной интервал, либо вообще выполнить неисполнимую для мышц работу. Можно ли представить причины, обусловливающие подобные процессы в организме?

... Точными экспериментальными исследованиями ныне установлено, что человек, испытывающий положительные эмоции, недооценивает временные интервалы, то есть субъективное течение времени у него убыстряется; при отрицательных же эмоциональных переживаниях временные промежутки переоцениваются, т. е. наблюдается субъективное замедление течения времени».

На основе изложенного можно с уверенностью сказать, что состояния стресса, страха, смертельной опасности переводят организм в «аварийный режим работы», сопровождаемый резким возрастанием скорости мышления и восприятия окружающей действительности. Быть может, это делается (или используется?) для снижения потерь времени при выработке и проведении в жизнь защитных мер и действий от уже наступившей опасности? В самом деле, неразумно, располагая эффективными средствами защиты, не попытаться их использовать, бессильно опускать руки перед лицом смерти. Трижды прав Фирдоуси, сказавший: «Кто встретил покорностью поднятый меч — себя на погибель решился обречь!» Организм должен бороться до конца с применением всех наличных сил и средств. Его поражение — не его вина, если он исчерпал все свои возможности и силы!

 

 

2018  ynikym.ru