logotype
21 -September -2018 - 07:01

Пермский треугольник

Аномалии Пермского треугольника

Есть место у реки Сылва в Пермской области, которое с легкой руки журналистов называют сегодня Пермским треугольником или просто Зоной.

Местные жители рассказывают, что призраки тут появились давно. Одна старушка, например, видела людей без лиц, огромного роста, в черном обтягивающем одеянии. Двое мужчин, косившие сено в Зоне, также встретили аналогичное человекоподобное существо. Оно двигалось по дороге прямо на них. Лицо «человека» рассмотреть не удалось: вместо головы у него было нечто непонятное,- «ведроподобное». Когда расстояние между косцами и незнакомцем сократилось метров до сорока, гость внезапно исчез.

Шоферы Пермской области рассказывали, что встречали иногда на глухих дорогах так называемых «минотавров». Например, видели, как по дороге шла девушка, а приблизившись к ней, обнаружили, что вместо лица у нее – медвежья морда. Дети в Кукуштане, что в пятидесяти километрах от Перми, описывали точно таких же «минотавров». А появились они из... летающей тарелки!

В середине июля 1989 года под Кукуштаном наблюдалось целое нашествие НЛО. Пришельцы ростом от одного до четырех метров, а также существа, схожие по описаниям со снежным человеком, расхаживали по территории пионерских лагерей и вокруг по берегу реки, не причиняя никому вреда. Имеется, впрочем, один факт проявленной гостями агрессивности – правда, в ответ на агрессивность хозяев: один из мальчишек запустил в полупрозрачный облик «гостя» куском асфальта. В ответ тот прицелился в мальчика непонятным предметом, ребенок сразу же почувствовал сильный страх, а когда пустился наутек, у него под ногами вспыхнула трава. Похоже, что НЛО стали непреложным атрибутом этих мест. Время от времени в Зоне видят помятую траву – в форме эллипса или кругов различных размеров. Видели здесь и «тарелки», и «бананы», и «гантели», и «шары» разных размеров. Объекты часто меняли цвет и временами парили вокруг групп людей. Когда же те пытались приблизиться к НЛО, объекты исчезали или бесшумно улетали.

Возможно, эти события никогда не стали бы известны нам, если бы в Зону не прибыла Пермская группа по изучению аномальных явлений. Вместе с ними был журналист Павел Мухортов, который рассказал о своих впечатлениях в латвийской газете «Советская молодежь». Эти репортажи принесли Зоне славу не меньшую, чем у Бермудского треугольника.

«Едва я переступил порог Зоны, как сразу почувствовал, что за мной кто-то наблюдает,- пишет Мухортов,- и это ощущение преследовало меня на протяжении всей экспедиции».

Дважды, пока группа шла к месту будущей стоянки, Мухортов «боковым» зрением различал четкие очертания: сначала – огромные «гантели» с красными точками в каждой из сфер, соединенные «поручнем», затем – очертания черного силуэта гуманоида метра три высотой. Но стоило повернуть голову, чтобы разглядеть объект, как он тут же исчезал.

Ночью аномалии начали проявляться при фотосъемке. Снимали одновременно около двадцати человек с применением фотовспышек, некоторые пользовались кинокамерами. В Зоне давно заметили странное явление: при вспышке света на различном расстоянии от фотографирующего появляется адекватный по силе ответный блик.

Порой блики высвечивали гуманоидный силуэт, порой – полосы и лучи. «Все это и я, и остальные снимающие наблюдали своими глазами»,- утверждает Мухортов.

Но чудеса ночных съемок заключались даже не в этом. Как правило, после нескольких кадров у участников экспедиции начинали отказывать фотовспышки, а потом и фотоаппараты: мигал сигнализирующий о готовности огонек, но они не срабатывали даже при ручном спуске. Зато после выхода из зон активных аномалий или поутру вспышки работали как ни в чем не бывало.

Участники экспедиции дали понять возможным пришельцам, что поверят в контакт с ними лишь в том случае, если те проявят терпимость и дадут отснять пленки, не блокируя аппаратуру. И тогда каждый отснял по 72 кадра без проблем. Но, увы, потом на пленках ничего не проявилось...

И еще один признак Зоны – эффекты исчезновения. С завидным постоянством пропадали газеты. У Мухортова прямо из-под головы шутники-призраки стащили журнал, в котором он делал записи перед тем как лечь спать. Палатка была закрыта изнутри, так что посторонние войти туда не могли. Тетрадь потом все же нашли под тяжелейшими рюкзаками, которые никто с момента прихода не переставлял с места на место.

Далее события развивались и вовсе фантастично. Мухортов спускается за водой к реке и неожиданно на фоне неба видит НЛО в форме шляпы «с равными, незаломленными полями». Но через несколько мгновений объект исчез. Возвратившись к костру, он ощущает на себе странное воздействие и вновь спускается к реке, ясно сознавая, что идет на чей-то зов. По мере продвижения вперед им явно ощущается посторонний взгляд и шорох шагов невидимого существа, идущего параллельно. Испугавшись, Мухортов поворачивает назад к костру, но через некоторое время вновь идет на зов. И опять не хватает смелости... В три часа ночи очередная попытка предпринимается уже вчетвером.

«Вдруг мы почувствовали направленный на нас пронизывающий ледяной поток,- пишет Мухортов.- У всех было такое ощущение, как будто нас тащит вперед некий всасывающий вихрь. Голова раскалывалась от боли. Один из нас даже потерял сознание. Пришлось приводить его в чувство и возвращаться к костру».

Днем приключения продолжались. Когда Павел уходил от лагеря метров на сто, его встречало нечто абсолютно черное, вместо головы у которого находилось как бы ведро, по ширине равное плечам. Это «нечто» появлялось перед Мухортовым неожиданно метрах в пяти. «Роста оно было моего. Решив, что и это какие-то лично мои галлюцинации, я просил кого-нибудь пройтись со мной. Но даже когда нас было двое, субъект все равно появлялся. Такие же чудеса стали происходить и с другими».

Зона продолжала шутить с участниками экспедиции. На следующую ночь, едва они отошли на несколько метров, как увидели фосфоресцирующие силуэты людей-роботов, которые шли прямо на исследователей.

«Увиденное напоминало мне чем-то компьютерные мультфильмы,- говорит Мухортов,- двух-четырехметровые гости были объемны, обоих полов: женщины, как правило, выше мужчин. И все они шли в каком-то светлом зелено-фосфоресцирующем квадрате, как по коридору. Еще это напоминало голограммы».

«Выяснилось, что «они» знают о нас все тайны, что «они» – представители Новой Планеты Красной звезды созвездия Весов...- рассказывает Мухортов.- Они здесь уже два года, но цель пребывания на Земле утаили. Узнали мы также, что в Зоне приземляются и другие внеземные цивилизации. Почему выбрали место это – утаили. Отвечали они нам с завидным чувством юмора, а главное, в таких оборотах и сочетаниях, которые вряд ли придут в голову землянину. Например, я сразу попросился слетать с ними на их планету, на что они отреагировали так: «Это небезопасно для нас и безвозвратно для вас». Я спросил, почему опасно для них - боятся наших бактерий? «Ваших бактерий мысли!» Я согласился лететь безвозвратно – они отказали. На вопрос: почему нельзя, какие же «бактерии мысли» их не устраивают во мне? – они ответили: «Подумайте сами»...»

Происходили с участниками этой экспедиции и другие невероятные вещи. Например, так называемые пространственно-временные аномалии: отмеренные днем расстояния между различными объектами ночью странным образом увеличивались – тридцать метров днем превращались в добрую сотню в ночное время. Происходили чудеса и с часами. Участники экспедиции провели эксперимент: несколько наручных часов уложили в термос и отнесли его в один из самых активных участков

Зоны, эффект сбоя и механических, и электронных часов оказался налицо.

Местные жители рассказывали исследователям, что порой без всяких причин в Зоне глохнут двигатели колхозных тракторов. А иногда эти места просто не отпускают от себя людей. Причем таким испытаниям подвергались и опытные охотники. Как тут не вспомнить присказку: «В трех соснах заблудился»... Иногда неделями блуждали они по крохотному пятачку (всего семь на семь километров) и не могли выйти из него, хотя кольцом эту местность охватывает река Сылва.

Естественно, что после таких фантастических рассказов в Зону хлынули журналисты, ученые, занимающиеся изучением аномальных явлений, просто любопытные. Инициативные молодые люди даже организовали туристический маршрут «Сталкер» и продажу путевок для желающих посетить место, которое облюбовали пришельцы. В Пермском треугольнике стало тесно. Возможно, именно невероятный наплыв людей, а может и другие веские причины, спугнули ведроголовых великанов. Но больше они на народе не появлялись. Впрочем, несмотря ни на что, далеко не все чудеса исчезли.

Среди прочих посетил Зону и собственный корреспондент «Труда» по Свердловской области А. Джапаков, которого я знаю как весьма здравомыслящего человека. Он прибыл на Сылву с редактором Свердловского телевидения Н. Порсевым и с двумя учеными-физиками, кандидатами физ. мат. наук А. Диченко и В. Громовым.

Настроенные скептически, они тем не менее в первую же ночь столкнулись с феноменами Пермского треугольника.

Уставшие после перехода, они устроили ночлег и сразу же заснули. Все, кроме одного. Утром он все помалкивал, на вопросы отвечал невпопад, а потом все же решился и сказал:

«Будете, наверное, смеяться, но я видел на стенке палатки кино».

Сначала ему явились две голубые звезды, которые затем стали небольшим (вроде как у телевизора «Юность») прямоугольным экраном. Цвет его ни с чем не сравним, в том числе и с цветом экрана. Появилась улица. А потом он увидел одно за другим четыре лица. Три смотрели на него доброжелательно, четвертое было перекошено от ярости.

Смеяться никто не стал еще и потому, что А. Диченко тут же сообщил, что видел то же самое в краткий миг между бодрствованием и сном.

«Это от усталости, решили мы,- вспоминает А. Джапаков.- Пришли к выводу, что обоим «показалось».

За неделю, проведенную на берегу Сылвы, в их разговорах слова «от усталости» или «от сырости» повторялись чаще всего. И только вернувшись в Свердловск, они задались вопросом: а не слишком ли часто что-то казалось и мерещилось? До этой недели ни у кого из них никогда не было галлюцинаций.

«Расскажу только о том, что мы видели и переживали сами. Только о том, что посчитали фактами после тщательного и критического разбора своих впечатлений,- говорит Джапаков.- И не буду упоминать о многом, что явилось нам неясно или явилось лишь одному, ведь каждый из нас по отдельности мог и обмануться в своих ощущениях.

Столкнулись же мы вот с чем. «Патрулируя» ночами по лесу и полям, мы не раз видели яркие, размером с пятак и побольше, светящиеся пятна. Приближаясь и удаляясь, они вычерчивали на темном фоне лесной гряды замысловатые кривые. Нам всякий раз хотелось подойти к ним поближе, но они убегали от нас или исчезали вообще.

Потом, снова увидев пятно, мы замирали, и оно подходило ближе... Затем удалялось и опять подходило, словно манило за собой. Но стоило кому-нибудь шевельнуться, как оно отпрыгивало в сторону и мерцало оттуда. За такое поведение мы назвали эти пятна «кокетками», и название это быстро распространилось по Зоне.

Однажды мы увидели крупное желтовато-оранжевое пятно на пашне, чуть ли не под ногами. Оно лежало на земле, медленно видоизменяясь – то вытягиваясь в овал, и тогда его перечеркивала черная полоса, то принимало прежнюю конфигурацию.

С нами было двое рижан. Один из них двинулся вперед, но пятно погасло. Вернувшись, он рассказал нам, что, перешагивая границу пятна, ощутил удар, похожий на удар электрического тока.

Все это было невероятно. И все же мы, пятеро, прекрасно рассмотрели это пятно и описали его друг другу совершенно одинаково. Ошарашенные, мы вернулись к костру.

И почти тут же увидели в небе нечто похожее на луч прожектора. Отдельные его участки то загорались ярче, то притухали, и тогда загорался соседний отрезок. Лучей становилось несколько, и все, набегая волнами, пульсировали...

Возможно, мы наблюдали обычное северное сияние. В этих широтах оно бывает.

Однажды мы, придя к рижанам, стоящим неподалеку лагерем, застали их разбитыми головной болью. В своих скитаниях по Зоне они наткнулись на место, где боль ударила их одновременно. «Хлопнуло по голове»,- так описали они нам свое состояние. Через несколько часов боль прошла. Мы сходили на то место, но ровным счетом ничего не почувствовали.

Уже в конце нашего пребывания в Зоне мы отправились погулять по ней втроем. С нами был С. Казанцев, ответственный секретарь журнала «Уральский следопыт». Дело происходило днем. Вдруг Сергей почувствовал отчетливый удар снизу по пальцам правой ноги. Он подумал, что наступил на камушек, но под ногами ничего не было.

Сергей остановился на этом месте, достал блокнот, стал записывать в него свои ощущения, проговаривая их вслух, чтобы и мы слышали. «Немеет ступня, голень,- говорил он.- Кисть руки, до локтя. Сильно болят суставы. Онемение дошло до плеча...» Он описывал свои ощущения до того момента, когда боль в суставах стала непереносимой. Сергей, не сгибая ног, сошел с этой проклятой точки и кое-как побрел к костру.

Мы по очереди постояли в том месте на дороге. У одного онемела рука до локтя, второй ничего не почувствовал. Сергей, после того как боль у него прошла, вернулся. У него все повторилось, но слабее.

Сергей уже много лет страдает болезнью Бехтерева, время от времени переживает тяжелые приступы. Видимо, его суставы особенно чувствительны к энергии, разлитой в Зоне неравномерно. Она как бы сконцентрирована в определенных точках, которые обладают, по видимому, способностью к перемещению. Сойдя с этих точек, Сергей сразу чувствовал облегчение.

Описывать все то, с чем мы там столкнулись, слишком долго. Ограничусь перечислением без подробностей: пару раз видели светящиеся столбы, будто внизу под деревьями спрятан источник света, направляющий луч вверх. Свечение это неяркое, едва отличимое от фона.

Иной раз вокруг нас проскакивали какие-то яркокрасные искры. Один из нас постоянно говорил о каком-то оранжевом свечении. Боковым зрением он видел лицо идущего рядом товарища, освещенное оранжевым светом, источник которого был где-то за спиной. Оборачивался – сзади глухая чернота осенней ненастной ночи. Второй не видел этого свечения, зато одновременно с первым его наблюдал все тот же С. Казанцев.

«Кино» во второй раз посмотрел А. Диченко. Теперь он увидел себя.

Зона – настоящий заповедник загадок. И среди прочих стоит упомянуть и о вывале в лесу. На небольшой круглой площадке (метров 30–40 в диаметре) – необычный бурелом. Вершины высоченных, толстых осин, обломанных где-то на высоте человеческого роста, а то и трех-четырех ростов, упали в одну сторону. Впечатление такое, что был удар сверху и чуть сбоку. Ураган проломил бы в лесу целую полосу, а тут аккуратная площадка, «пятачок». И все деревья сломаны в одну сторону. Ни одна из выдвинутых нами и другими обитателями Зоны версия не вы- держала критического анализа. Ни один из входящих в нашу группу опытных туристов ничего подобного никогда не видел.

П. Мухортов писал в «Советской молодежи», что в их экспедиции беспрестанно ломались фотоаппараты, фотовспышки, радиоприемники, останавливались электронные часы и опаздывали механические. Мы постоянно сверяли наши часы, они шли превосходно.

Однажды у нас отказала фотовспышка. Это произошло в момент, когда мы пытались сфотографировать «кокетку». Мы отошли назад – вспышка заработала, но несинхронно с аппаратом. Мы вернулись к костру, вспышка сработала нормально. На следующее утро она отказалась работать, и мы решили, что отсырели батарейки. Все другие вспышки и фотоаппараты, радиоприемники не отказали нам ни разу.

Так или иначе, с натяжками или без, в долгих спорах у костра физики (их почему-то больше всех в Зоне) объяснили почти каждый в отдельности ее феномен. Но необычайно высокую концентрацию «чудес» на сравнительно небольшой площади в 3–4 квадратных километра не смог объяснить никто».

Призраки живой планеты

Царев И.

 

 

2018  ynikym.ru