logotype
21 -June -2018 - 01:17

Гребенников В. С. Природные феномены биологической антигравитации и невидимости


Дело было в 1981 году под Новосибирском, когда мы изучали энтомофауну люцерны - ее опылителей и вредителей. Идя по полю, я быстрыми движениями сачка как бы "косил" люцерну, затем содержимое сачка - насекомых, листья, цветы, сбитые обручем, - перевалил в темную коробку, к которой приставил стеклянную банку-морилку. Таков жестокий способ изучения видового состава насекомых на полях, иного не придумано - увы, это была моя работа, за которую я получал зарплату в Институте земледелия и химизации сельского хозяйства. Только хотел захлопнуть крышку морилки и кинуть туда ватку с эфиром - как на свет выскочил... светлый кокончик.
Он был овальным, на вид довольно плотным, непрозрачным. Не иначе кто-то из пленников случайно его вытолкнул в морилку: не может ведь сам кокон прыгать! Но кокончик, опровергая мои сомнения, прыгнул еще раз; ударившись о стеклянную стенку, упал на дно... Пришлось жертвовать уловом - перепуганные насекомые с явной радостью кинулись на волю. А я изолировал странный кокон и спрятал в отдельную пробирку. Дома рассмотрел его в бинокулярный микроскоп - ничего особенного, кокон как кокон; в длину миллиметра три, в ширину - миллиметр с небольшим. На ощупь стенки его были прочными - как то и быть должно. Кокон энергично прыгал тогда, когда его освещало - или прогревало? - солнце; в тени он успокаивался. Прыжки его достигали тридцати миллиметров в длину и, что еще более замечательно - пятидесяти миллиметров в высоту! Насколько я мог уловить, кокон летел почти не кувыркаясь, плавно; впрочем, тут нужна скоростная киносъемка. Несомненно, механическое движение кокону изнутри сообщала личинка или куколка насекомого. Но как это происходило, увидеть было невозможно.
...Забегая вперед, скажу, что из кокона вышел наездник семейства ихневмонид, принадлежащий к виду Батиплектес анурус, полезный тем, что личинки его паразитируют на вредителе люцерны долгоносике-фитономусе.
"Летающему" кокону полагалось в конечном итоге попасть в прохладное укрытие - в земляную трещину; в сачок же мой он угодил, наверное, во время своего странного путешествия, а именно в момент прыжка. Все это сильно смахивало на полтергейст - необъяснимые "прыжки" бытовых предметов, уже не раз описанные в печати.
Я положил кокон на стекло и внимательно смотрел снизу: может, личинка перед прыжком как-то втягивает его низ, а потом резко отпускает? Ничего подобного - никаких вмятин, а кокон исправно и высоченно подпрыгивал, как я его ни перекатывал; было еще более замечательным, что с горизонтального и скользкого стекла он взлетал не вертикально, а наклонно! Я замерил траектории: в длину они составляли до 35, в высоту - почти 50 миллиметров, то есть кокон подлетал на высоту, в тридцать раз превышающую его толщину!
Лишить эту "летающую капсулу" опоры, чтобы она не лежала ни на чем? Но как? А так: положить ее на слой рыхлой ваты! Сказано - сделано. Тонко тереблю клочок ватки - получилось облачко с нерезкими туманными краями. Осторожно кладу кокон на "облачко", выставляю на солнце, с нетерпением жду: ведь удар, если он наносится обитателем кокона по нижней его стенке, заставляя ее отскакивать от опоры, теперь не сработает: погасится тончайшими пружинящими волоконцами хлопка, и, по идее, кокон почти не шевельнется. Но нет: вдруг мой кокончик срывается с места и стремительно летит от не шелохнувшейся ватки, "как и положено" - вверх и вбок. Замеряю прыжок в длину - сорок два миллиметра, то есть норма. Насекомое, наверное, совершало свой бросок или удар не по нижней, а по верхней части кокона, во всяком случае делало там нечто такое, что приводило капсулу в движение.
Если говорить честно, то это сейчас я в волнении; тогда же, в восемьдесят первом, ничего сверхъестественного в прыжках моего пленника я не узрел, так как вовсе не знал, что безопорных движителей, согласно физике, не бывает и быть не может. А то бы наплодил сотню-две этих наездничков, благо, они оказались нередкими, и исследовал бы все досконально.
Ну а теперь пофантазируем немного: захотелось бы, скажем, батиплектесу улететь с Земли вообще. У взрослого, крылатого, это б не получилось из-за "потолка": атмосфера наша сверху редкая, не для крылатых; иное дело личинка в коконе. Подняла она свою капсулу в прыжке на свои пять сантиметров, в верхней же точке поддала ее еще таким же образом, и еще, и еще, и если бы кокон был надежно герметичным - имею в виду запас воздуха для дыхания пилота - то что помешало бы выходу аппарата за пределы атмосферы и дальнейшему беспредельному наращиванию скорости? А ничто! Вот в чем манящая, невероятная ценность безопорных движителей, объявленных, увы, несбыточной фантазией. Да и не физику трудно себе представить: что же такое там делает крохотная личинка, если ее вместилище взлетает на пятисантиметровую высоту? Такого просто не может быть - и тем не менее оно прыгает...
Физики говорят: это "за пределами наук", так как "противоречит законам природы". Закавыка в том, что Батиплектес анурус этого не знает...
Не знали "запрета" физиков и опытные, видные биологи, честно написавшие на 26-й странице академического определителя насекомых Европейской части СССР (том III, часть 3): "Кокон подпрыгивает в результате резких движений личинки внутри кокона". Одним словом, действующий - и проверенный! - образчик надежного безопорного движителя и даю читателю, так что заводи наездников этого вида, изобретай, конструируй, мастери - и в добрый путь!
Но - торопись! Вредителю люцерны - слонику-фитономусу - объявлена широчайшая химическая война, которую Мудрое Человечество может-таки выиграть. Но не ошибиться бы в цене: с уничтожением жука Фитономус вариабилис из фауны нашей планеты начисто исчезает наездник Батиплектес анурус - он паразитирует только на этом виде долгоносиков и без них вообще не жилец. А предложения по биологическим методам борьбы с вредителями сибирских полей - с использованием таких же вот наездников и других энтомофагов - руководители отечественного сельского хозяйства и Россельхозакадемии начисто отвергают. Я бьюсь с этим уже двадцать лет, а успехов - как у Дон Кихота, атакующего мельницы...
Но можно понять и Власть Предержащих: не останавливать же дорогостоящие химические заводы! И что им, Аграриям, за дело до какого-то безопорного движителя, ради которого нельзя поливать люцерну ядом? Торопитесь же, биологи, инженеры, физики! Ибо, если победит Химия, - навеки уйдет от людей и эта Тайна, и, конечно же, целая цепь связанных с нею других Тайн. А сами люди, без насекомых, этого не изобретут. Прошу поверить мне, энтомологу с 60-летним полевым стажем.
...В конце моей первой книги "Миллион загадок", вышедшей в Новосибирске в 1968 году, есть рисунок, который я воспроизвожу снова: человек летит над Академгородком с помощью аппарата, основу которого составляют большущие насекомьи крылья. Я тогда мечтал-фантазировал: вот такой бы аппарат изобрести! Мечта, как ни странно, сбывается, и именно через дружбу с насекомыми, но не слепым копированием наиболее заметных узлов и деталей - тех же крыльев, вызывающих теперь у меня улыбку, - а глубоким изучением живой Природы. Но без шестиногих крылатых друзей у меня ничего не получилось бы - и наверняка не получится у других. Берегите же этот мир - древнейший и удивительный Мир Насекомых, бесконечную и уникальную кладовую Тайн Мироздания! Берегите! Очень всех об этом прошу.

2018  ynikym.ru